Легкая атлетика: Исинбаева грозит судом, а Пекин – опять позором

Четырнадцать россиян-участников Олимпийских игр 2008 года в Пекине могут быть среди тех, чьи перепроверенные пробы оказались положительными. И речь вновь идет о легкой атлетике.


фото: Наталья Мущинкина

Президент ВФЛА Дмитрий Шляхтин вынужден был на днях оценить шансы на снятие Международной ассоциацией легкоатлетических федераций временного отстранения с ВФЛА в 50-60 процентов. «Сегодня наша совесть чиста. Мы сделали все, что было необходимо, — подчеркнул он в интервью Reuters. — Я не пророк и не могу сказать, изменится ли ситуация до 17 июня в лучшую или худшую сторону. Я думаю, наши шансы соревноваться в Рио-де-Жанейро составляют 50-60 процентов. Теперь мы должны закончить то, чего от нас требовала комиссия, которая проводит расследование. Мы пытаемся сделать все, чтобы наши «чистые» спортсмены смогли поехать на Олимпиаду. Но 17 июня должны быть психологически готовыми ко всему и помнить, что это не конец света».

Запомним. А что еще остается делать?

Правда, двукратная олимпийская чемпионка в прыжках с шестом Елена Исинбаева не раз говорила, и вновь подтверждает, что, если сборную России по легкой атлетике не допустят до участия в Олимпийских играх 2016 года в Рио-де-Жанейро, то обратится с иском в международный суд по правам человека. Потому что положение, в котором могут оказаться российские спортсмены – прямое нарушение прав человека, дискриминация. «И уверена, что выиграю. Конечно, я злюсь из-за того, что беспомощна сейчас. Все, что я могу сделать – это тренироваться…»

Тренируются, несмотря на негативный фон, и все остальные члены сборной. Сергей Шубенков, например, уже открыл соревновательный летний сезон на первенстве Алтайского края. О своем первом старте чемпион мира рассказал Rusathletics.com.

«Это был объединенный старт — первенство Алтайского края среди ВУЗов и юношей. Я выступал, естественно, вне всех зачетов. По ручному секундомеру результат получился 13.0. По электронике, примерно вышло бы в районе 13.30. Считаю, для нынешнего времени года это нормальный средний уровень, получилось даже немного быстрее, чем в прошлом году. Тем более — для старта такого уровня, это все-таки не «Бриллиантовая лига». С учетом того, что я начал тренироваться немного позже и чуть иначе, чем раньше, все нормально. Не буду вдаваться в подробности, но мы с тренером кое-что изменили в подготовке, делаем вроде бы все то же самое, но чуть иначе. Пока в ближайших планах — только командный чемпионат России. Сочи, мы идем! Насчет старта в Жуковском я еще не уверен. Хотя вообще, конечно, хочется выступать. У тренера глаза горят, идеи фонтанируют — охота в бой! Ничего неожиданного на стартах «Бриллиантовой лиги» в Шанхае и Дохе пока нет. Маклеод из Ямайки оба этапа пробежал практически одинаково, только в Шанхае лучше сработал на финише, получилось 12.98. Это, конечно, очень сильный результат, но в олимпийский сезон иного ждать и не приходится».

Российским же спортсменам пока приходится ждать. И стараться совмещать ожидание с работой, которая обязана принести результат при благоприятном исходе ситуации. Чтобы не получилось так, как сказала Анна Чичерова, «нам разрешат выступать, а мы будем не готовы?».

Ждать и ловить информацию, пытаясь оценить ее знаковость. В мае, например, Всемирное антидопинговое агентство разрешило антидопинговой лаборатории в Москве, которая была лишена аккредитации из-за допинг-скандала в российской легкой атлетике, проводить анализы крови спортсменов.

«Мы им вернули аккредитацию, но только на анализы крови. Это поможет России, потому что им нужно сделать много тестов до того момента, как будет принято окончательное решение по восстановлению прав ВФЛА», – говорит президент ВАДА Крэйг Риди. И вроде как хочется слышать в этих словах намек на позитив.

Правда, тот же Риди чуть раньше – в эфире радио BBC – выдвинул предположение, что РУСАДА не успеет восстановиться в своих правах до Олимпиады-2016 в Рио-де-Жанейро. «Что касается Российского антидопингового агентства, то очень маловероятно, что эта организация будет соответствовать кодексу ВАДА до Рио-2016».