Футбол, Евро-2016: кто и кого бьёт во Франции

Бамц! — и бутылка, запущенная умелой рукой английского фана, прилетела прямо в лобовое стекло нашего разукрашенного в белый-синий-красный автобуса с российской символикой на борту.


фото: youtube.com

Стекло тут же пошло паутинками трещин, а водитель-немец, выругавшись от души в роскошные свои усы, сразу заглушил мотор и начал собираться: «Ну нет, ребята, я на такое не подписывался! Дальше не поеду, давайте сами до стадиона — пешочком».

Третьи сутки Франция говорит не о футболе, а о том, что в России принято называть «околофутбол» — именно так, в одно слово. Массовые драки с участием польских и североирландских, английских и русских хулиганов, нападения группировки фанатов «Пари Сен-Жермен» на турецких болельщиков, столкновения немцев и украинцев — вот что нынче занимает первые полосы местных газет.

…Ну что ж делать: пешком так пешком. Мы с коллегами выходим на улицу и шагаем на легендарный марсельский «Велодром» сквозь толпу бросающих в спину ругательства англичан.

Ощущение, конечно, не самое приятное, но по крайней мере среди нас хватало здоровых мужиков, готовых, если что, постоять за себя.

А вот очаровательной барышне из популярного издания, оказавшейся одной среди кучи британцев в фан-зоне, что у пляжа Прадо, не повезло: гогоча, английские гопники вылили ей на голову кружку пива, а затем издевательски процедили «сорри!».

Не очень, наверное, хорошо так говорить, но мне хочется надеяться, что именно они оказались среди тех, кого от души «отоварили» в Марселе наши футбольные хулиганы. Чьи методы, само собой, я совершенно не поддерживаю…

■ ■ ■

На следующий день после марсельского побоища мы с коллегами оказались в Ницце — и еще на подъезде к городу наш автобус ощутимо напряг полицию, которая остановила его и тщательно досмотрела, сообщив, что опасается массового нашествия бузивших неподалеку «русских ультрас».

«Тут и так вчера поляки с северными ирландцами драку устроили прямо в центре Ниццы, — объяснили стражи порядка. — Так что только русских нам не хватало…»

Разве мы могли тогда с коллегой Степаном Чаушьяном предположить, что в самом приморском городе нас и вовсе примут за тех, кто впечатывал накануне британцев в асфальт, — и отпустят только после того, как обыщут с головы до ног и проверят все документы, включая аккредитации?

■ ■ ■

Чемпионат Европы‑2016, теперь уже точно можно сказать, получится без преувеличения историческим. Мало того что впервые в нем принимают участие аж 24 сборные (так было на Кубках мира с 1982 по 1994 год), но и меры безопасности, предпринимаемые здесь, во Франции, превышают, думаю, все, что были на аналогичных соревнованиях за всю историю.

Другое дело, даже они ни в какое сравнение с нашими или, допустим, с американскими или израильскими не идут.

К примеру, где-то часов за пять до стартовой игры Евро‑2016 Фр анция — Румыния я со своей журналистской аккредитацией спокойно спустился к полю, на что имели право вообще-то только работники стадиона и сотрудники оргкомитета. Пощипал травку на «Стад де Франс», сделал селфи, а затем поднялся наверх, в пресс-центр, мимо все того же скучающего охранника.

Высокоскоростной поезд TGV Париж — Марсель, которым я на следующее утро отправился на первый матч нашей сборной — против англичан, тоже поразил в этом плане: ни единого досмотра довольно внушительного багажа — ни при входе на вокзал, ни непосредственно при посадке в вагон — я так и не дождался.

При этом я, конечно, не был удивлен компанией, которую мне составили в этом поезде бесчисленные, не совсем трезвые, культурно выражаясь, англичане (и по дороге они, как вы догадываетесь, тоже не на «липтон» налегали). Один из них гордо прошагал мимо меня по перрону с рукой, закатанной в гипс, наперевес и с повязкой на голове, пропитанной запекшейся уже кровью.

А в Марселе таких я встречу еще больше: две ночи перед игрой Россия — Англия, которой организаторы присвоили повышенную категорию сложности, в приморском городе шли ожесточенные бои. С одной стороны, издавна славящиеся буйным нравом (это дома они присмирели) английские фанаты. С другой — марсельцы.

«Французы вообще не любят англичан — ну сами знаете, так исторически сложилось, — пояснили мне коллеги из «Экип». — А тут все еще на марсельскую специфику наложилось: это же не совсем Франция, это больше Алжир или Марокко…»

Да, я бы даже сравнил Дочь Моря (так тут называют еще Марсель — он по-французски, кстати, женского рода) с нашим Кавказом, где заезжие фанаты тоже часто встречаются с агрессией местных — особенно если и сами ведут себя не слишком адекватно.

А потом и русские хулиганы, которые сами рассказали мне, что приехали сюда не футбол смотреть, а специально, чтобы «показать нашу силушку», задали британцам приличную трепку — в том числе и на стадионе. А затем и вовсе объединились с англичанами (сам видел такую картину в Старом Порту), чтобы выступить объединенным фронтом против марсельских арабов.