Максим Гришин: «UFC — не моя мечта, они ведут себя, как капризная девчонка»

Максиму Гришину уже 9 апреля предстоит бой с Марчином Лэзарсом, который пройдет в рамках Гран-при «Ахмата». Поговорить с «Максимусом» всегда есть о чем: у него богатейший опыт выступлений, истории о совместных тренировках с Федором Емельяненко, о военном образовании. Но меня поразило другое. На моей памяти Гришин — первый боец, который открыто говорит о равнодушии к главной лиге мира — UFC. Почему наш мастеровитый полутяжеловес, способный ворваться в топ любой организации, не стремится уезжать за океан, он рассказал сам в эксклюзивном интервью корреспонденту «МК» Алексею Сафонову.

Фото предоставлено пресс-службой

«В Чечне очень трудно согнать вес перед боем — накрывают шикарный стол»

– Готовился я в Москве, хотя меня звали и очень ждали, допустим, в Гудермесе, где большое количество спарринг-партнеров и отличные условия для тренировок. Не знаю даже, почему я туда не поехал. Хотя нет, одна причина есть: в последний раз мне там было очень сложно согнать вес, слишком много соблазнов. Ты знаешь, как в Чечне стол накрывают (смеется). В Москве я постоянно в движении, не думаю о еде. А там, отдыхая между тренировками, всегда бы мечтал о ней.

Впрочем, это небольшое отступление. Я набрал очень хорошую физическую форму, наконец-то, после медицинского вмешательства я начал хорошо дышать — мне поправили перегородку и теперь мой нос в порядке.

– Сколько тебя эта проблема мучила?

– С 2013 года, когда во время спарринга мне сломал нос небезызвестный Стипе Миочич: нанес мне сильный удар, когда мы были в партере.

– Что скажешь о Марчине Лэзарсе, с которым тебе предстоит бой?

– До недавнего времени он являлся чемпионом английской организации. Хороший грэпплер, но много нервничает и суетится. По опыту и навыку я ему ничем не уступаю, но это не дает мне поводов для расслаблений. Плюс подметил у него огрехи в стойке.

– Будешь их использовать или вновь готов доказывать свою состоятельность в партере?

– Конечно, хотелось бы закончить бой досрочно. Но по его стилю ведения поединка я знаю, что он будет осторожничать. А я набегом пользоваться тоже не собираюсь, это слишком чревато: вся подготовка и весь предыдущий рекорд тогда пойдут коту под одно место. Буду аккуратным, но сделаю все, чтобы руку подняли именно мне.

– Твой поединок — главный гвоздь вечера. Участие в мейнивенте накладывает какие-то отпечатки?

– Здесь основная фишка в том, что бой будет уже поздней ночью. В этом плане тяжеловато. Сейчас еще ехал за рулем, и поймал себя вот на какой мысли: команда разминается, ребята уходят на поединок заряженными, а возвращаются обратно в раздевалку расслабленными. Все, они уже свою работу сделали. А мне только предстоит выходить! Здесь главное до конца оставаться сконцентрированным, чтобы это никак не задело.

– У спортсменов, особенно у бойцов, очень важен режим. И тут бой начинается далеко за 12 ночи — как быть?

– Под это специально подгоняется тренировочный процесс. За неделю до боя я максимально растягиваю подготовку. Тренировки начинались в пол 10-го вечера, после этого хочется спать, но терплю и стараюсь себя чем-то занять. Это больше психологический аспект: в час ночи твой организм должен спать, а тебе нужно вывести его на пик возможностей. Когда понимаешь это, становится легче.


Фото предоставлено пресс-службой

«Когда мне пришлют контракт UFC, покажу ему средний палец»

– С недавнего времени ты представляешь клуб «Ахмат», выступаешь в местном промоушене. Почему сделал выбор в его пользу?

– В этом клубе, в силу своей ментальности, больше всего ценится мужское нутро: честь, мужество. Все те качества, которые в наше время, увы, в больших городах практически утрачены. В «Ахмате» я не искал какой-то финансовой выгоды. Тут я ценю дружбу и ощущение братского плеча. Без разницы, кто какой веры. Все знают, какие задачи поставлены и что нужно делать, чтобы их выполнить.

Что касается промоушена, то несмотря на то, что он очень молодой, цели максимально высокие. За прошлый год было сделано уже много чего: турниры, привлечение зрительского интереса. У меня многие спрашивают: а когда «Ахмат» проведет турнир в Москве? Надо отдать честь промоушену, ведь он развивает спорт в регионе и показывает своей молодежи пример. Получается не хуже, чем в столице или в другом месте. Мне это нравится. Я приезжаю туда как домой.

– Ты, как человек, находящийся внутри клуба и промоушена, не мог бы рассказать об этих высоких задачах?

– Повышать конкуренцию. Для начала — внутри организации. В «Ахмате» нет «мешковой диеты», нет домашних чемпионов. Подбираются сильнейшие по рейтингу и дерутся. Проигрывают, но выходят и выступают. По себе могу сказать: крайние три боя было очень сложно найти соперника по уровню. Но я открыто просил привозить мне самого сильного, кого только можно отыскать. И это делают.

– Сложно потому, что ты в рейтинге находишься высоко. Те, кто выше тебя, как правило на контракте с UFC. Сам-то не подумываешь об отъезде?

– Раньше это была моя идея-фикс. Но вот возьмем мы этот пресловутый UFC. Считаю, что они ведут себя, как капризная девчонка. Часто подписывают бойцов с хорошим рекордом, но у которых, по сути, отсутствуют необходимые навыки для выступления в этой лиге. А остальные промоушены — Bellator, WSOF… Предложения поступали, но я их отклонял. Если ехать в Америку, то, конечно, в UFC. Однако, если нас там нет, зачем туда рваться и что-то кому-то доказывать? Можно выступать в России и привозить сюда достойных соперников.

– Но чем дальше — тем сложнее будет подбирать оппонентов.

– Это понятно. Мы уже с этим столкнулись. Но теперь я не гонюсь за контрактом с UFC, у меня есть четкая цель на предстоящий год: сначала выиграть субботний поединок с Лэзарсом, а затем и Гран-при «Ахмата».

– Просто в UFC в полутяжелой весовой категории нет представителя России, а твое место в рейтинге позволяет надеяться любителям единоборств на попадание в топ.

– Мне часто пишут об этом фанаты, но что мне сделать? Из штанов выпрыгнуть? Родину продать ради попадания в UFC? Нет, я не готов на такое. И потом, в полутяжах у нас есть Абдул-Керим Эдилов, который, увы, не смог пока дебютировать из-за травмы, а из постсоветского пространства выступает Никита Крылов — хороший боец, постоянно развивается. Знаешь, я поймал себя на мысли, что когда-нибудь ведь настанет момент, когда UFC пришлет мне этот контракт… Я покажу ему средний палец, сфотографирую и выложу в сеть. И пусть это станет мемом. Для кого-то это мечта, но уже не для меня.

– На этой неделе Фабрисио Вердум выложил у себя в инстаграме пост, выражающий надежду на турнир UFC в Чечне. Как думаешь, такое реально?

– Мечтать об этом можно. И Вердум это знает. Но я уверен, что американцы не поедут сюда проводить свой турнир. Из-за политического вопроса.

I wish that, one day in the near future, Fedor and I can fight in the first UFC in Chechenia. I think this would be a glorious inaugural event in Chechenia, and I think the fans would love to see this competition between two legends. I know that Chechenia has a rich history in combative sports, and I also know that the president of Chechenia is a huge MMA Fan. He has his own team and he passionately invests and supports our sport. I would hope to make this dream come true someday. . Я мечтаю и хотел бы, чтобы в один прекрасный день в ближайшее время, Федор и я могли бы драться в первом ЮФС в Чечне. Я думаю, что это было бы великолепное мероприятие в Чечне, и я думаю, что поклонники хотели бы видеть этот бой между двумя легендами. Я знаю, что Чечня имеет богатую историю в единоборствах, и я также знаю, что Президент Чечни является огромным поклонником ММА. У него есть своя команда, и он страстно инвестирует и поддерживает наш спорт. Я хотел бы надеяться, чтобы сделать эту мечту когда-нибудь реальностью. @kadyrov_95 @vismuradov_95_ @abdul_kerim_edilov @aliabdelaziz000 ibragim_kharaev_losangeles . —— Eu desejo que, um dia, num futuro próximo, Fedor e eu posso lutar no primeiro UFC na Chechênia. Eu penso que este seria um evento inaugural gloriosa na Chechênia, e acho que os fãs gostariam de ver esta competição entre duas lendas. Eu sei que Chechênia tem uma história rica em esportes de combate, e também sei que o presidente da Chechênia é um grande fã de MMA. Ele tem sua própria equipe e ele apaixonadamente investe e apóia o nosso esporte. Eu espero fazer este sonho um dia.

Фото опубликовано Fabricio Werdum (@werdum) Апр 4 2016 в 1:28 PDT

– Если абстрагироваться от этого и представить, что UFC в России все же реален. В каком регионе лучше дебютировать?

– Тут я буду немного субъективен. Конечно, я хотел бы, чтобы его провели в Чечне. Но с точки зрения бизнеса, там нет огромной спортивной арены. Нужны московские «Лужники» или «Олимпийский». Но вопрос еще вот в чем: а соберется ли российский болельщик на это дело? Готовы ли наши фанаты MMA платить большие деньги за билет? Русские привыкли к халяве. И это не в обиду никому, я так говорю, потому что сам такой.

«Хотел бы вновь потренироваться с Федором Емельяненко»

– Всем известны твои отношения с Федором Емельяненко, вы некогда тренировались вместе. Следил за возвращением «Последнего Императора»?

– Конечно! Постоянно общаюсь с ребятами из той команды. Хотел бы вновь съездить к ним на сборы, в Оскол. При случае узнаю, примут ли он меня там.

– И как оцениваешь его поединок с Джайдипом Сингхом?

– Вышел и отлично сделал свою работу. Я Федора прекрасно понимаю. Проблема в том, что все ждали незамедлительного боя с условным Фабрисио Вердумом. Но так не бывает. Возвращение — это обдуманный шаг и все необходимо делать планомерно.

– Вспоминаешь те времена, когда тренировались вместе с Емельяненко?

– Получилось так, что мы вместе были на сборах в Кисловодске, потом отправились в Голландию. Было здорово, но, конечно, тяжело. Многие до сих пор говорят, что я был спарринг-партнером Федора, но это не так. Просто был в его команде на тот момент. Интересно было бы с нынешними навыками и умениями оказаться сейчас с ними, посмотреть, что я могу. Тогда я был зеленый и, в общем-то, не понимал, что происходит. Я был в астрале, когда находился с Емельяненко в одной комнате и разговаривал с ним о жизни. А еще же тренироваться надо было!

– Многое тебе дало то времяпрепровождение с ним?

– Да. В Осколе я научился бороться. 10 раундов по 3 минуты, потом еще делали «физуху»… До того времени мне могли в течение одной схватки сделать по 25 болевых приемов на ногу, на руку и так далее.

– Сейчас ты тренируешься по своей программе?

– К сожалению, да. Составлял все сам исходя из своих ощущений. Считаю, что это большой минус. Конечно, за мной наблюдают различные специалисты, например, Василий Волков. Давно друг друга знаем, и с точки зрения медицины к этой подготовке мы подошли идеально.


Фото предоставлено пресс-службой

«Кому-то важнее честь, а кому-то — Бенджамин Франклин»

– Помогает ли тебе по жизни твое военное образование?

– Та выучка привила мне дисциплину. Вставать в одно и тоже время, идти на тренировку, отработать там — это основной фундамент, который я приобрел будучи именно в военном институте.

– Расскажи вообще о том времени. Было тяжело?

– Очень. Подросток 90-х годов, выросший в регионе — это очень специфический парень (улыбается). Парень, который постоянно дрался и мог сделать шаг не туда. И я благодарен своим родителям, что они буквально засунули меня туда. Там 17-летнего подростка начали ломать: вставали ночью, бежали, спали в палатках в холодном лесу. Это было ценное познание, не домашнего одеяла и маминой каши, а когда перед тобой стоял выбор: либо сломаться, в плане характера, либо идти до конца. Я поставил перед собой цель закончить военное образование. То время закалило мой характер и я считаю, что мужчина должен пройти такую школу. Но, к сожалению, у нас в России мест, где ты либо сломаешься, либо станешь мужиком, всего два: армейский коллектив и места не столь отдаленные — тюрьмы.

– Кого было больше: тех, кто ломался, или тех, кто пошел дальше?

– Сложно говорить, ведь люди разные. Здесь на первый план выходит вопрос ценностей и приоритетов. Кому-то был важнее бутерброд с маслом, а кому-то чистые носки. Меня военное образование научило ценить. Когда ты раз в неделю принимаешь горячий душ, а в остальное время моешься в раковине холодной водой. Потом не надолго возвращаешься домой и кушаешь мамину яичницу с сосисками, лежишь на своей детской подушке и просто смотришь новости — это космос! У кого-то на первом месте стоит честь, у кого-то — Бенджамин Франклин. Я дошел до конца потому, что делал выбор в пользу первого.

– В условиях нынешней ситуации, наверное, еще важнее проходить эту школу жизни, как считаешь?

– Я всегда советую отдавать детей в такие училища. Да, они уже не такие, как раньше, все стало намного демократичнее. Но в современном обществе существует большая проблема: когда сыновей воспитывают бабушки и мамы, а папа вечно зарабатывает деньги и ребенок растет без отца. Нам необходимо создать атмосферу, в которой 16-летнему подростку, у которого куча вопросов, советовали бы старшие товарищи, чтобы он искал ответы не где-то на улице.

– Ты со своей стороны прикладываешь к этому руку?

– Мне часто в социальных сетях пишут ребята, у которых есть разные вопросы. Недавно мне написала мама одного парня, который попал в очень неприятную ситуацию. Я помог чем мог: морально поддержал, дал несколько советов. Были удивлены, что я вообще ответил. У меня сейчас растет сын и я все больше понимаю, что я должен быть примером для него, его одноклассников и всего подрастающего поколения.


Фото предоставлено пресс-службой